.
Е-декларации  |  
Бюджет 2017  |  
Децентрализация  |  
Реформы в Украине  |  
Война с Россией  |  
Аннексия Крыма  |  
Украина - НАТО  |  
Ассоциация с ЕС  |  
Зона свободной торговли  |  
Евромайдан  |  
Безналичные платежи  |  
Сланцевый газ  |  
Цены на бензин  |  
Тарифы на газ   |  
Пиратство в Украине  |  
Европротокол  |  
Что будет с гривной?  |  
Депозитные ставки  |  
Налог на недвижимость  |  
Таможенный союз  |  
Цены на нефть  |  
Налог на прибыль  |  
Возмещение НДС  |  
ВВП Украины   |  
Рынок Форекс   |  
Единый налог  |  
Налоговая декларация  |  
Оффшорные зоны  |  
Цены на газ   |  
Лизинг  |  
Автострахование  |  
ОСМД  |  
Пенсионная реформа  |  
Безвизовый режим  |  
Биометрический паспорт   |  
Вклады СССР   |  
Техосмотр  |  
Тарифы ЖКХ  |  
Новый год  |  
Тарифы на воду  |  
Тарифы на электричесвто  |  
Тарифы на отопление  |  
Отмена льгот  |  
Дороги в Украине  |  
Реконструкция Почтовой площади  |  
Вторая волна кризиса  |  
Недвижимость  |  
Доступное жилье   |  
Реформа БТИ   |  
Ипотека  |  
Материнский капитал  |  
Авторынок  |  
Автокредиты   |  
Автогражданка  |  
Кредиты МВФ  |  
Инфляция в Украине  |  
Прожиточный минимум  |  
Государственный долг  |  
Инвестиции в золото  |  
Транспорт   |  
Скоростные поезда  |  
Маршрутки  |  
Метро  |  
Авиаперевозки  |  
Армия чиновников  |  
Налог на роскошь   |  
Верховная рада  |  
Жизнь олигархов  |  
Привилегии депутатов  |  
Карточка киевлянина   |  
Проверки бизнеса  |  
Наводнение  |  
Запрет курения  |  
Валютный сбор  |  
Курс доллара  |  
Курс евро  |  
Реконструкция ГТС  |  
LNG-терминал  |  
Фондовая биржа  |  
Туризм  |  
Качество продуктов  |  
Приватизация  |  
Штрафы в Украине  |  
ГАИ  |  
Мошенничество  |  
Интернет  |  
Демонтаж киосков  |  
Белорусские продукты   |  
Работа таможни  |  
Таможенный кодекс   |  
Денежные переводы   |  
АПК  |  
Работа коллекторов  |  
Образование  |  
Банкомат  |  
Афера Родовид банка  |  
Рейдерские атаки   |  
Возвращение МММ  |  
Рынок труда  |  
Трудовой кодекс   |  
Кредитование  |  
Страхование  |  
Налогообложение  |  
Продажа земли  |  
IT-технологии  |  
Акции протеста  |  
Борьба с коррупцией  |  
Укртелеком  |  
Аптеки в Украине  |  
Укрзализныця  |  
Зеленый тариф  |  
Медицина  |  
Контрактная армия  |  
Налоговый кодекс   |  
Игорный бизнес  |  
Платежный баланс  |  
Жилищный кодекс   |  
Урожай


Сырьевая Украина - стратегия упадка

ВТОРНИК, 28 МАРТА 2017, 22:38
Просмотров: 728     Комментариев: 0

В экспорте товаров “made in Ukraine” доминируют сырье и полуфабрикаты, а общее сокращение объемов поставок за рубеж в последние несколько лет только усугубило ситуацию.

Четверть века Украина упорно и планомерно шла к сырьевой модели экономики, теряя по дороге нажитый непосильным трудом промышленный потенциал. И теперь, чтобы устоять даже на довольно низких позициях поставщика сырья, страна вынуждена бежать изо всех сил. О сверхскоростях, необходимых для технологического рывка и освоения переработки собственной сырьевой базы, говорить еще очень рано. Но шанс все-таки есть.

Страна чудес


По данным Госстата, за 2013-2016 гг. экспорт украинских товаров сократился почти на $27 млрд, что составляет около 30% прошлогоднего ВВП Украины. В 2016 г. экспорт побил очередной антирекорд и снизился до $36,4 млрд, что на 5% ниже показателей 2015 г. и почти вдвое ниже показателей “довоен­ного” 2012 г. ($68,8 млрд).

При этом и экспортная корзина Украины стала более примитивной: увеличилась доля товаров с низкой добавленной стоимостью и необработанного сырья, на которые в о

Погода, Новости, загрузка...
бщей структуре зарубежных поставок приходится 84%.

Более того, на фоне общего сокращения экспорта продукции перерабатывающей промышленности увеличиваются объемы и доля экспорта товаров — источников высокой природной ренты (зерно, железная руда и стальные полуфабрикаты).

“Доля указанного сырья за последние 15 лет почти удвоилась и к 2016 г. достигла более 28% в структуре экспорта”, — подсчитал Тарас Ткаченко, начальник отдела проектных исследований и разработок ГП “Укрпромвнешэкспертиза”.

Технологическая примитивизация производства в стране выражается в низкой доле перерабатывающей промышленности, которая составляет лишь 12% ВВП, тогда как в Турции и Польше — 18%, в Словакии — 21%, а в Южной Корее — 30%.

Казалось бы, спасение в отечественном IT-секторе, который за 15 лет вырос с нуля, и теперь его вклад в ВВП составляет почти 5%. Но даже здесь превалирует сырьевой низкомаржинальный аутсорсинг, который довольно редко генерирует конечный продукт. Как правило, он “вмонтирован” в другие цепочки добавленной стоимости.

ЧИТАЙТЕ: Коммуналка по-европейски

Как утверждают эксперты, переход от аутсорсинга к конечному продукту — процесс сложный. Особенно в Украине, где нет полноценного патентного права, защиты интеллектуальной собственности, производства конечных продуктов и инновационного цикла.

Форс-мажоры


Основная сложность, с которой столкнулась отечественная сырьевая экономика, — это затяжной цикл падения мировых цен на сырье, что привело к сокращению валютной выручки и, соответственно, девальвации гривни.

 “Сырьевая экономика обречена на перманентный кризис”, — отметил Владимир Панченко, эксперт в отрасли промышленности и экономической политики, директор Alex Pol Institute, объясняя ситуацию на примере зерна. С 1960 г. производство зерна в стране возросло втрое, но его цена соответственно не увеличилась.

Она как составляла в 1960-е годы около $250 за 1 т, так и сейчас колеблется на этом уровне (в редких случаях повышалась до $400, но и снижалась до $160 за 1 т). В то же время продукция машиностроения: например, автомобиль Ford в 1960 г. стоил $2 тыс., а сейчас его уже $20 тыс.

То есть в 1960-е годы для покупки одного автомобиля Ford нужно было продать 8 т зерна, а теперь — 80 т. “В сегменте продуктов с высокой добавленной стоимостью происходит пусть и инфляционный, но параллельный во всех секторах рост.

Что касается зерновой продукции, то этого роста нет”, — пояснил г-н Панченко. При этом он предположил: если через 30 лет стоимость зерна будет на уровне $500 за 1 т, то автомобиль к этому времени подорожает до $100 тыс.

Если мы посмотрим на достижения Украины, то заметим, что, несмотря на рекордные урожаи, рост экспорта зерна и вхождение во всевозможные рейтинги крупнейших зерновых экспортеров, все они нивелируются падением цен.

И для многих агрохолдингов, ориентированных на производство зерна, — это большая проблема. “Животноводство или выращивание фруктов и их переработка дают гораздо большие прибыли”, — сказал г-н Панченко и отметил, что с аналогичной проблемой столк­нулись и отечественные металлурги, когда цена на сталь и железную руду резко снизилась, а прибыли часто балансировали на уровне нуля.

Вторым влиятельным антитрендом, изрядно подкосившим экспорт украинской готовой продукции, стала военная агрессия РФ, поскольку на рынок этой страны в значительной степени были ориентированы предприятия отраслей — локомотивов отечественной экономики.

 “Сказалось и отсутствие проактивной государственной политики в виде госзаказов, системной поддержки экспорта, предоставления доступного кредитного ресурса, создания инвестиционных стимулов”, — пояснил Виктор Галасюк, председатель Комитета ВР по вопросам промышленной политики и предпринимательства.

В итоге промышленные гиганты не смогли вовремя диверсифицировать сбыт и вынуждены были останавливаться, сокращая работников.

Наиболее показательный пример — вагоностроение, сектор высшего технологического уклада. В 2011 г. было построено около 52 тыс. грузовых вагонов, 88% из которых экспортировано, что пополнило торговый баланс Украины на $2,7 млрд.

 В 2016 г. производство сокра­тилось до 2,8 тыс. вагонов, экспортные поступления — до $28,5 млн. За это время численность работающих в отрасли уменьшилась вдвое. “Предприя­тия потеряли сбыт в РФ и не укрепили позиции на внутреннем рынке, хотя, по экспертным оценкам, износ вагонного парка “Укрзалізниці” составляет почти 90%”, — отметил г-н Галасюк.

Кстати, в 2017 г. госкомпания планирует закупить около 9 тыс. вагонов, и это может дать толчок отечественному производителю, если таковой выиграет в тендерах.

Помимо глобальных, форс-мажоры в нашей стране часто создаются руками политиков и чиновников. Примером может служить ситуация с необработанным лесом, экспорт которого с ноября 2015 г. запрещен.

Кстати, в 2015 г. экспорт леса-кругляка принес украинской экономике $345 млн валютных поступлений, что составляет 0,9% общей экспортной выручки. Но власти даже не пытаются создать добавленную стоимость в деревопереработке.

А Украина ведь может экспортировать не лес-кругляк по $35 за 1 куб.м, а древесно-стружечные плиты по $150 за 1 куб.м, фанеру по $300 за 1 куб.м или даже мебель по $800 за 1 куб.м. “Экспортируя сырье, Украина не использует возможности формирования добавленной стоимости на своей территории, не создает новые рабочие места в переработке”, — посетовал г-н Ткаченко.

Игорь Гужва, эксперт в сфере международной торговли центра CMD-Ukraine, уверен, что только запретом вывоза леса отечественную деревообработку “не поднять”. Больший эффект для отрасли будет иметь доступ к передовым технологиям и иностранным инвестициям.

“Освобождение бизнеса от НДС и взимания импортной пошлины при закупке иностранного деревообрабатывающего оборудования может простимулировать отрасль”, — пояснил г-н Гужва. Он также отметил, что данные стимулы позволили бы нарастить выпуск продукции из лесоматериалов в стране на 10%, а экспорт — на 22%.

“Муко”-мольные дела


Эксперты также настаивают на необходимости введения моратория на экспорт зерна, дабы стимулировать его переработку в муку, например, или другие мучные изделия для дальнейшего экспорта.

В 2015/16 маркетинговом году экспорт продовольственной пшеницы из Украины превысил 8 млн т (примерно на $1,3 млрд), а экспорт муки составил всего 340 тыс.т (примерно на $73 млн).

Оценки аналитиков компании Lauffer Group показывают, что годовой доход Украины от экспорта пшеничной муки (при условии переработки урожая) был бы в среднем на $100 млн большим, чем при экспорте сырья.

При этом аналитики отмечают, что обоснованное и мотивированное введение защитных мер в торговле на временной основе вполне возможно без применения к нашим производителям антидемпинговых санкций.

В то же время риски реализации такого сценария достаточно высоки и влекут за собой потери в краткосрочном периоде.

Эксперты предлагают “обеспокоенным” иностранным парт­нерам возможность поставить в Украину на льготных условиях различное оборудование и инвестиции, необходимые для изготовления широкого ассортимента продукции из зерна, с перспективой дальнейшего их экспорта в страны-инвесторы и на другие рынки.

Также целесо­образно предоставить перерабатывающим отраслям дополнительные стимулы в виде льготных условий налогообложения, экспортные кредиты с доступной процентной ставкой, хотя бы на временной основе.

Ряд стран при этом могут угрожать Украине торговыми спорами в ВТО и введением торговых санкций. И это неудивительно, ведь прекращение поставок Украиной зерна на мировые рынки приведет к повышению цен, панике и остановке перерабатывающих мощностей во многих странах-импортерах.

“Кроме этого большинство отечественных компаний тоже неохотно воспримут инициативу “перезагрузки”, т.е. перехода от быстрого сбыта зерна к производству готовой продукции и ее экспорту”, — предположил г-н Гужва.

ЧИТАЙТЕ: Аграрные расписки: фермеры знакомятся с новым финансовым инструментом

Пищевые продукты — это лишь одно из направлений развития готовой продукции, но не самое важное. Перспективные сегменты в агропроизводстве — это выпуск биотоплива, биоэтанола и других производных для химической отрасли.

Сейчас в стране лишь 6-7% зерновых перерабатывается на биотопливо, тогда как в США — 65%. Кстати, США производят более половины биоэтанола в мире, Бразилия — более трети.

По мнению Виталия Скоцика, лидера Аграрной партии, “нужен ориентир на более дорогие сегменты наукоемких товаров, где пищевые будут составлять меньшую долю”. А переработка продуктов агросектора может принести “быстрые” деньги для остальных отраслей.

Так, в свое время Япония и Корея воспользовались своей текстильной промышленностью, чтобы построить развитую автомобильную и электронную индустрии.

Очевидно одно: шансы у Украины есть, но дальнейшее развитие и рост перспективных для страны сегментов невозможны в негативном бизнес-климате. Надо менять его полюс на позитивный. Иначе все естественные конкурентные преимущества Украины нивелируются.

Комментарии производителей

Андрей Бродский, генеральный директор ПКФ «Велта» (производитель ильменитового концентрата):

– Места для украинского или любого другого производителя новой готовой продукции на мировом рынке нет, но это место можно и нужно отвоевывать. В первую очередь, качеством, во вторую – стоимостью и в третью –  гибкостью в системе оплата-поставка. Сегодня украинские предприятия, которые перерабатывают ильменит в титановую продукцию и экспортируют ее, практически не отвечают мировым критериям качества, и сегмент их сбыта на мировом рынке очень мал (ЗТМК и «Суммыхимпром»). Модернизировать эти предприятия нет смысла, поскольку имеющиеся технологии устарели. Легче и эффективнее построить новое производственные мощности и сертифицировать их по общемировым стандартам. Но для реализации этой идеи требуется благоприятный инвестиционный климат. И здесь, я буду очень банален, здесь необходима смена судебной системы и взаимоотношений между бизнесом и правоохранительными органами. Сегодня любой бизнес является точкой заработка черного нала для огромной массы различных силовых структур, что неприемлемо для инвестора. Нужны изменения в налоговой системе в сторону создания стимулов. К примеру, бизнес может освобождаться от выплаты налога на прибыль, если не выводит средства в дивиденды, а предприятие стабильно развивается. Также нужны реальные упрощения разрешительной системы. В дерегуляции бизнеса произошли косметические изменения, которые не отменили бесконечное количество разрешений при проектировании предприятия, защите проекта, выделении земли, строительства и других вопросов. И последнее – урегулирование военно-политической ситуации.

Роман Курашев, директор по маркетингу «Метинвест-Холдинга»:

– В стране есть ресурсы и квалифицированная рабочая сила – нужен капитал, который способен обратить это все в форму продукта для экспорта. К сожалению, сегодня мало предпосылок для появления «дешевых денег». Доступ к зарубежным рынкам заимствований для украинских компаний ограничен, а в Украине очень зарегулированы многие финансовые механизмы. В частности, инвестор должен иметь право без лишних проблем получать валютную выручку от реализованной продукции, репатриировать дивиденды или прибыль.

Тем не менее, «Метинвест» вкладывает собственные ресурсы в производство готовой продукции. А именно, на ММК им. Ильича идет строительство новой машины непрерывного литья заготовок стоимостью $150 млн., что позволит увеличить объемы производства, в том числе, горячекатаных рулонов – продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Параллельно, идет проработка проекта реконструкции стана горячей прокатки «1700», что позволит отказаться от продаж товарного чугуна (сырья) в пользу рулонов с улучшенными потребительскими характеристиками (готовой продукции).

Примечателен также проект по строительству кислородно-конверторного цеха на «Запорожстали» стоимостью в $1,5 млрд. По его завершению компания получит современный горячекатаный рулон, с которым будет комфортно чувствовать себя на экспортных рынках. Далее мы планируем двигаться в более глубокие переделы: модернизировать станы холодной прокатки и параллельно ставить линию оцинкования и полимерного окрашивания листа. Открытым остается вопрос привлечения инвестиций под эти проекты. Скорость их реализации зависит от бизнес-климата в стране и доступа к капиталу.

Полина Сарникова, инвестиционный менеджер ИК UMG:

– На глинодобывающее направление приходится около 40% выручки всего портфеля бизнесов инвесткомпанииUMG. Мы изучали возможность строительства завода по производству керамической плитки в Украине, но от проекта пришлось отказаться по ряду причин.

В данной модели отсутствует синергия для добывающего актива UMG. В абсолютных величинах плиточный завод потребляет небольшое количество глины. Например, крупнейший производитель плитки в Украине, выпускающий 30% всей отечественной плитки, потребляет около 100 тыс. т глины год. В то время как глинодобывающий актив UMG реализовал 2,2 млн т сырья в 2016 г. Причина в том, что глина занимает 20-40% в рецептуре и низкую долю в себестоимости популярной сейчас керамогранитной плитки. Основной компонентэтой плитки, полевой шпат, как правило, импортируется. Поэтому данная бизнес-модель не может рассматриваться как вертикальная интеграция, скорее как отдельный бизнес.

Если говорить о производстве плитке как отдельном бизнесе, здесь у отечественных производителей отсутствуют конкурентные преимущества на экспортных рынках. Во-первых, производство плитки низкого и среднего ценового сегментов, как правило, сконцентрировано около рынков сбыта, а не источников сырья. Причина тому – высокая доля затрат на логистику в себестоимости готовой продукции. Исключением является разве что недорогая продукция из Китая, которая успешно продается на территории стран СНГ. Более того, сам сегмент характеризуется низкой маржинальностью, а в Украине эта ситуация ухудшается за счет высоких цен на газ. Во-вторых, успех выпуска плитки премиум-сегмента лежит не в доступе к сырью, а в технологической экспертизе и дизайне. Лидеры этого сегмента – Италия и Испания, а в Украине же данная экспертиза отсутствует. И в заключение, рынок плитки СНГ и Европы сейчас переживает не лучшие времена. Существенно утратив в объемах после 2008 г., он до сих пор не вернулся к докризисным уровням. Учитывая переизбыток мощностей в Украине, фундаментальные причины для входа на этот рынок сейчас отсутствуют.

business-journal.com.ua


Теги:   экономика

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
SELECTORNEWS



комментировать
  Имя:
Текст сообщения:
img
quote
strike
underline
italic
bold


Введите символы с картинки:







ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ